ssss

  1. Оказание маркетинговых и консалтинговых услуг
    "ЦПИ" поможет спланировать Ваш бизнес, предлагая экспертную оценку влияния политических и экономических изменений на деловую активность в Сахалинской области.
  2. Своевременное получение аналитических документов
    Мы предлагаем Вам анализ инвестиционных возможностей в наиболее перспективных отраслях Сахалинской области.


Гуманитарное миротворчество России на постсоветском пространстве (на примере Молдавии).


УДК 327

Ушурелу Ольга Владимировна – аспирант Московского государственного областного университета. E-mail: olga-ushurelu@mail.ru

Аннотация: Автор рассматривает гуманитарную политику России в широком смысле, включая в понятие гуманитарной политики, помимо культуры, языка, науки и образования, миротворческие миссии. Миротворческая миссия в Молдавии реализуется уникальным образом, создавая предпосылки расширения двусторонних и многосторонних контактов со всеми участниками миротворческого процесса.

Ключевые слова: миротворчество, гуманитарная политика России, молдо-приднестровское урегулирование, «мягкая сила».

Russian humanitarian peacekeeping in the post-Soviet space (the example of Moldova).

About the author: Ushurelu Olga V. - postgraduate student of the Moscow State Regional University. E-mail: olga-ushurelu@mail.ru

Abstract: The author considers in the article the humanitarian policy of Russia to a wide extend, including in the concept of humanitarian policy, in addition to culture, language, science and education, - peacekeeping missions. The peacekeeping mission in Moldova is implemented in a unique way, creating the prerequisites for expanding bilateral and multilateral contacts with all participants in the peace process.

Key words: peacekeeping, humanitarian policy of Russia, Moldovan-Transnistrian settlement, "soft power".

Вопросам миротворчества посвящено большое количество трудов, где оно анализируется с правовой, военно-силовой и политической точек зрения. Как показала практика миротворческие операции, которые всегда рассматривались в качестве «жесткой силы», являются не только стабилизирующим фактором в регионе, но и имеют предпосылки развития двусторонних и многосторонних связей. При этом крайне редко кто-либо из исследователей изучает миротворчество в качестве гуманитарного аспекта внешней политики государства.

О гуманитарной политике

Гуманитарная политика имеет многоуровневый и разнонаправленный характер и представляет собой сферу весьма деликатных взаимоотношений государств. Основной особенностью является то, что связи в гуманитарной сфере носят более долговременный характер.

Длительное время при исследовании международных отношений ученые не уделяли должного внимания гуманитарной политике. Только в 50 годы ХХ века начали рассматривать результаты деятельности культурно-гуманитарной сферы и выявлять закономерности, которые она вносит в область межгосударственных взаимоотношений. После изучения эмпирического опыта и полученных закономерностей использования элементов культуры и образования, последовал этап привлечения новых элементов взаимодействия в сферу реализации внешней политики и выявления реакции на это. Все это привело к тому, что гуманитарные компоненты внешней политики встраиваются в общественные отношения и оказывают влияние на формирование государственной политики и межгосударственных отношений ещё быстрее, чем это было ранее.

Очень часто гуманитарную политику соотносят с «мягкой силой», которая, согласно концепции её основоположника Дж. Ная, никогда не противопоставлялась «жесткой». Он утверждает, что «мягкая» и «жесткая» сила родственны по значению, но имеют разные инструменты и поведение [1].

К основным инструментам реализации «мягкой силы» России относят традиционные: культура, наука, образование, работа с соотечественниками, распространение информации по каналам средств массовой коммуникации и т.д. и специфические: гуманитарные и миротворческие миссии, гуманитарную помощь, а также межпартийное и межпарламентское сотрудничество и пр.

Современная конфликтогенность геополитики и новые вызовы и угрозы ставят перед Россией проблему поиска баланса между «мягкой» и «жесткой» силой. На первый план выходит тенденция усиления роли использования невоенных средств в решении мировых проблем, таких как политико-экономическое, научно-техническое, информационное, культурное и международное сотрудничество, которые делают гуманитарную политику в частью системы национальной безопасности страны. На данный момент невозможно рассматривать вне тесной взаимосвязи военную, внешнеполитическую и гуманитарную деятельность.

Российская Федерация в своей гуманитарной политике стремится охватить следующие направления:

- гуманитарные и миротворческие операции как самостоятельно, так и в рамках ООН, ОБСЕ и иных международных организаций;

- защиту прав и свобод соотечественников, проживающих за рубежом;

- сохранение культурно-этнических традиций общества и социально-политического строя государств, в которых реализуются гуманитарные миссии;

- развитие партнерских контактов в области образования, науки и культуры, распространения русского языка в двусторонних и многосторонних связях;

- организация доступа к информации для населения, проживающего за рубежом, а также защита каналов информации от вливания заранее сфабрикованных фактов и разъяснение официальной позиции России.

О миротворчестве

Согласно статьи 24 Устава ООН на Россию как и на других постоянных членов Совета Безопасности возложена «главная ответственность за поддержание международного мира и безопасности». Ответственность за международный мир, а также необходимость обеспечения своей собственной безопасности сделали миротворческие операции важной частью внешней политики России.

Первые миротворческие операции, проведенные под эгидой ООН, были осуществлены на Ближнем Востоке в 1948 г. Советский Союз начал принимать участие в международных миротворческих операциях только с 1973 г., так как первоначально СССР не придавал значения миротворческим операциям, а согласно Конституции СССР, участие в военных операциях предусматривалось только в случае агрессии или выполнения международных договорных обязательств. По этой причине нормативно-правовая база, регулирующая работу советских военнослужащих в миротворческих операциях, отсутствовала. Привлечение советских, а позже российских военнослужащих к международным операциям проходила по линии Министерства обороны либо правительств Советского Союза (в дальнейшем Российской Федерации).

ООН осуществляет традиционно три категории военных задач: наблюдательные миссии, операции по поддержанию и установлению мира, первоначально четко разграничивая операции по поддержанию мира и силовые действия без согласия сторон [2]. Были разработаны базовые принципы миротворчества, к которым относят: согласие конфликтующих сторон, беспристрастность миротворцев и использование ими вооружения только в целях самообороны. Эти принципы способствовали развитию тенденции делегирования ООН своих полномочий в миротворческой сфере региональным организациям, отдельным странам или их блокам (с доминированием США и стран НАТО), что привело к появлению силового решения конфликтов, протекающего с нарушением суверенитета и территориальной целостности, а также утратой ведущей роли ООН.

Строительство нового миропорядка в последние десятилетия возвращает ООН лидирующую роль в миротворчестве. Пересматриваются концепции, программы и проекты в рамках базовых операций, которые расширяют деятельность миротворчества в регионе. Среди новых направлений работы можно выделить:

- меры по стабилизации и постконфликтного восстановления, включая программы развития местных общин;

- программы стабилизации и сокращения преступности, рабочей занятости населения;

- работа по разоружению и роспуску квазирегулярных групп вооруженного ополчения, добровольцев и полиции; и пр. [3]

Все это создается в рамках нормативно-правовой базы миротворчества ООН, в России же она создавалась намного позже, чем произошло присоединение к миротворческой деятельности. Несмотря на это, Российская Федерация осуществила и продолжает осуществлять ряд успешных миссий по всему миру, и в частности на территории СНГ. На данный момент нормативная база миротворческих операций на пространстве СНГ состоит из 3 групп:

1 - документы, регламентирующие стратегию миротворчества в СНГ, а именно Устав СНГ (1993г.) и Концепция предотвращения и урегулирования конфликтов на территории государств – участников Содружества (1996г.).

В Уставе закреплён механизм организации консультаций между государствами в случае возникновения конфликтов и порядок выработки мер по их урегулированию, а также право принимать решения по реализации мер при участии только заинтересованных государств. В Уставе дано положение о том, что поддержание мира и стабильности является главным условием существования Содружества.

Концепция фиксирует общие подходы к вопросам поддержания мира, урегулированию конфликтов и совместным действиям по разрешению споров и разногласий. Она не допускает принудительных действий при урегулировании конфликта без санкции Совета Безопасности ООН [4].

2 - документы, регламентирующие военные аспекты миротворчества, а также вопросы по использованию и формированию коллективных сил. Основным документом этой группы является Положение о коллективных силах по поддержанию мира в СНГ (1996г.) [5] и дополняющие его документы. Хотя, как показала практика, все миротворческие подразделения, которые были созданы в рамках СНГ, были сформированы силами России.

3 - документы конкретных операций по поддержанию мира на территории государств Содружества.

В Концепции внешней политики России 2016 г., как и в её предыдущих редакциях, записано, что «миротворчество является действенным элементом поддержания мира».

Российское миротворчество в рамках СНГ имеет двойное значение. С одной стороны, проведение операций по урегулированию конфликтов на постсоветском пространстве необходимо для обеспечения безопасности границ с постсоветскими государствами, с которыми существуют тесные связи во многих сферах жизни. Это отвечает интересам России по отношению к защите прав и интересов российских граждан, этнических русских и русскоязычного населения, которое подвергается притеснениям со стороны национального большинства. Это послужило причиной, по которой с начала 90-х годов миротворчество расценивалось в качестве механизма обеспечения национальной безопасности и защиты жизненно важных интересов России.

С другой стороны, проведение операций по урегулированию конфликтов на постсоветском пространстве способствует развитию двустороннего и многостороннего сотрудничества с государствами СНГ, а также укреплению интеграционных структур с участием России на постсоветском пространстве. В станах бывшего СССР проживает большое количество русскоговорящего населения, которое остро притеснялось сразу после обретения ими своей независимости. Россия стремиться задействовать все площадки для создания достойных условий жизни своих граждан и соотечественников.

Миротворческая миссия в Молдавии

Вооруженный конфликт в Молдавии начался в 1992г. Для Российской Федерации миротворческая операция на Днестре была одной из первых на постсоветском пространстве. Она отличается определенной спецификой и считается, по оценкам экспертов ООН, одной из самых результативных в мире.

Базовым документом, согласно которому до сих пор действует миротворческая миссия в Приднестровье, является Соглашение «О принципах мирного урегулирования» [6], подписанное 21 июля 1992г. между президентами России Б. Ельциным и Молдавии М. Снегуром при участии лидера Приднестровья И. Смирнова. Подписанию данного соглашения предшествовали события после открытых боевых действий за правобережный приднестровский город Бендеры (19-21 июня 1992г.), в частности:

- Верховный Совет РФ выступил с осуждением боевых действий в г. Бендеры;

- воинские подразделения 14-й российской армии, базировавшейся в левобережной части Молдавии (ныне территории Приднестровья), отправили обращение к Б. Ельцину с просьбой разрешить им вмешаться в конфликт;

- Президент Молдавии М. Снегур обратился к руководству России с просьбой о посредничестве в разрешении конфликта.

4-5 июля 1992г. в Москве состоялась первая встреча сторон, а затем было подписано Соглашения о прекращении огня между сторонами конфликта (7 июля 1992 г.).

Благодаря достигнутому решению:

- был создан орган, руководящий миротворческой операцией – Объединенная Контрольная Комиссия (ОКК), состоящая из представителей Молдавии, Приднестровья и России;

- определена буферная зона, которую заняли прибывшие российские миротворцы совместно с молдавскими и приднестровскими военнослужащими.

1 августа 1992г. стороны отвели вооружения с боевых позиций.

В 1992г. Россия начала операцию на Днестре без мандата ООН, ОБСЕ или СНГ. Фактически на основании межгосударственного соглашения были развернуты российские национальные контингенты и привлечены к миротворчеству вооруженные формирования противостоящих сторон: Молдавии и Приднестровья. Это выходило за рамки классических миротворческих механизмов ООН, но в условиях того времени это способствовало прекращению огня, вооруженных действий и человеческих потерь. Привлечение сторон к принятию решений по прекращению огня и обеспечению безопасности переговорного процесса явилось «нестандартной» формой осуществления миротворчества.

Помимо завершения открытого противостояния, объединённые миротворческие силы способствовали стабилизации политической обстановки и обеспечили условия для налаживания диалога Кишинева и Тирасполя по разрешению конфликта, что являлось основной целью миротворческой операции. Переход к переговорам не был бы возможен, если бы обе враждующие стороны не имели желания, которому способствовал авторитет России в регионе. Это один из основных принципов миротворчества.

В дальнейшем состав участников переговоров расширялся: в 1994г. присоединилась Организация по Безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), в 1998 - Украина. ЕС и США включились в формат в качестве наблюдателей, а до этого действовал формат «3+2», который был региональным. При этом главную роль в поддержании мира играли Совместные миротворческие силы, сформированные из военных Молдавии, Приднестровья и России. Ныне действует формат «5+2», в котором руководящим органом продолжает выступать ОКК, представленный на равноправной основе сторонами конфликта и Россией, а также наблюдателями из ОБСЕ и Украины. Площадка ОКК позволяет своевременно выявлять возможные разногласия и принимать необходимые меры. Украина в конфликте представлена своими военными наблюдателями в Совместных миротворческих силах.

Для Миссии ОБСЕ Приднестровский конфликт является наиболее «близким к урегулированию» из всех конфликтов на постсоветском пространстве [7]. Эксперты ОБСЕ считают, что приднестровский конфликт является сугубо политическим, отсутствуют острые противоречия в религиозной и этнической сферах, что делает его наиболее относительно быстро разрешаемым при использовании инструментов переговоров. В задачи Миссии ОБСЕ в начале входило:

- способствовать достижению прочного политического урегулирования;

- сбор и предоставление информации о ситуации в регионе;

- поощрять осуществление Соглашения о выводе иностранных войск из страны;

- предоставлять консультации по правам человека, меньшинств, определить особый статус Приднестровья;

- устанавливать контакты со всеми сторонами конфликта.

Затем, в 1999г., к мандату было добавлено:

- обеспечение условий, удовлетворяющих обе стороны конфликта, по вывозу и уничтожению российских боеприпасов;

- координация действий по изъятию имеющихся боеприпасов у населения [8].

Статья 5 Соглашения о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова (1992 года) предусматривает переговоры сторон о возврате беженцев и восстановлении хозяйственных и жилых объектов при непосредственном содействии Российской Федерации. Это дало толчок развитию гуманитарных и инфраструктурных проектов в регионе, которые осуществляются при участии России, программ развития ООН, ОБСЕ, различных зарубежных фондов и спонсоров. Проекты предусматривают такие направления: обеспечение школ и детских садов литературой, социальные объекты оснащаются необходимым инвентарем и оборудованием, осуществляется ремонт и восстановление социальной инфраструктуры, демонтаж канатной дороги между городами Рыбница и Резина, изъятие вооружения, привлечение сторон к сотрудничеству в правоохранительной деятельности и признании документов и пр.

Благодаря проведенной миротворческой операции в Приднестровье началась мирная жизнь и появились условия для возврата беженцев. Помимо охраны буферной зоны, миротворцы проводят работу по изъятию оружия и боеприпасов в зоне конфликта. Хотя население не спешит возвращают имеющееся оружие, опасаясь нового обострения ситуации.

По данным на 2014г. было изъято у населения: 220 ед. стрелкового оружия, 43 гранатомета, 1400 гранат, 155 тыс. патронов, разминировано 6,5 тыс. противотанковых мин, более 2 тыс. противопехотных мин, 250 фугасов и свыше 4 тыс. иных взрывоопасных предметов в зоне безопасности [9].

Также в Приднестровье расположен крупнейший в Восточной Европе склад боеприпасов в селе Колбасное (Рыбницкий район). Много раз поднимался вопрос о его ликвидации, но так и не было достигнуто соглашение, регламентирующее решение этой задачи, хотя срок службы вооружения истек.

Благодаря слаженному механизму миротворческой операции уже 26 лет удаётся предотвращать конфликтный потенциал сторон и обеспечивать мирное существование жителей обоих берегов Днестра.

Географическое расположение Приднестровья (между Украиной и Молдавией) и обострение геополитической ситуации в 2014г. между Россией и странами Запада из-за Украины, а также события на её юго-востоке, привели к обострению приднестровского вопроса. Имея вооруженный конфликт на юго-востоке, Украина рассматривает Приднестровье в качестве угрозы национальной безопасности из-за находящихся в регионе российских вооруженных формирований, входящих в миротворческий контингент.

Украина стремится выдавить российский миротворческий контингент из Приднестровья и фактически лишает себя статуса страны-гаранта безопасности: в 2015г. Верховная Рада Украины разорвала российско-украинское Межправительственное соглашение «О транзите российских военных формирований по Украине из Приднестровья» [10].

Действия властей Республики Молдова и Украины направлены на ухудшение социально-экономического положения Приднестровья, заставляя руководство ПМР принять невыгодные для региона условия вхождения в состав Молдавии.

Несмотря на прекращение огня и вооруженных действий, а также успешное функционирование миротворческой операции, стороны не могут договориться о статусе Приднестровья. Этому способствуют и внутриполитические проблемы самой Молдавии: в стране никак не могут договориться о названии государственного языка – молдавский или румынский. Внутренние проблемы сопровождаются ростом коррупции, обнищанием населения, огромными потоками миграции, а также выдавливание русского языка. Это происходит несмотря на то, что раскол страны и появление ПМР (в 1992г.) произошли именно из-за неопределенного статуса русского языка. Зная это, молдавская сторона продолжает обострять переговоры, не желая решать языковой вопрос.

В 2016г. власти Кишинёва совместно с Киевом изменили процедуру импорта по приднестровскому участку железной дороги, что привело к росту издержек приднестровских производителей. В 2016г. был установлен первый молдавский погранично-таможенный пост на приднестровско-украинском участке границы.

Таким образом, возникла ситуация, когда между молдавскими и приднестровскими военными отсутствует буферная зона и есть возможность прямых провокаций. Украинская сторона, расположив на своей территории молдавскую таможенно-пограничную службу, предоставило Молдавии право контролировать не только экспорт из региона, но импорт продовольственных товаров.

Другими причинами роста напряженности в регионе являются призывы молдавской стороны к трансформации миротворческой миссии в формат международной военно-гарантийной или гражданско-полицейской миссии под эгидой НАТО [9, с. 67] и попытки подорвать деятельность ОКК, выдворяя российских дипломатов, входящих в её состав, из страны.

Все действия Молдавии и Украины направлены на сокращение российского присутствия в регионе. В то же время Молдавия не готова к урегулированию молдо-приднестровского конфликта. Несколько раз стороны были близки к разрешению конфликта: в 2003г. при участии экспертов из России стороны были наиболее близки к этому, но молдавская сторона отказалась подписать «Меморандум Козака» [11], предусматривавший федеративное устройство страны, хотя он уже был подписан приднестровской стороной, которая согласилась на значительные уступки в своих требованиях.

На данный момент ситуация осложняется тем, что Молдавия, являясь парламентской республикой, находится в преддверии парламентских выборов, и присоединение приднестровских территорий может привести к неожиданным результатам этих выборов. Ни одна политическая фракция молдавского парламента не стремится к разрешению ситуации.

Современная ситуация в вопросе урегулировании конфликта очень непростая: с одной стороны Молдавия хочет, чтобы прекратилось противостояние, но при этом нет плана дальнейшей интеграции Приднестровья в страну, а с другой - молдавские политики патологически боятся воссоединения страны. Приходится разыгрывать «российскую карту» перед европейскими партнёрами, обвиняя российских дипломатов в шпионаже и высылая их по разным поводам из страны, для получения очередных траншей от ЕС, которые только усиливают коррупцию в стране.

Развитие ситуации в Молдавии внимательно отслеживается на высшем уровне мирового сообщества. Регулярно проходили встречи сторон переговоров в Вене и Берлине при содействии участников формата «5+2», неоднократно лидеры европейских государств, Молдавии и России обсуждали проблемы приднестровского урегулирования и высказывали мнение о необходимости решения проблемы. Помимо сотрудничества на внешнеполитическом уровне, происходит сотрудничество в рамках двусторонних контактов: осуществляются Россией гуманитарная помощь и проекты в регионах Молдавии, были заключены соглашения в сфере культуры, науки и образования, которые позволяют населению получать доступ к российским учебных программам и ресурсам [12]. Около 300 тыс. жителей региона являются гражданами России, которые имеют доступ к образованию на русском языке только в Приднестровье и Гагаузии, остальная часть страны не предоставляет права выбора языка образования. На пике националистических настроений 90 гг. это представляло существенную проблему, которая вызвала переселение русскоговорящего населения в Приднестровье и за пределы Молдавии.

Российская Федерация, осуществляя миротворческую миссию на Днестре, использует прагматичный подход. Несмотря на все существующие проблемы, миротворческий формат, созданный ещё 26 лет назад, продолжает действовать и остаётся одним из самых успешных в мире. Благодаря «нестандартности» операции, решаются базовые цели миротворчества и создаются предпосылки политического урегулирования конфликта.

Своевременные меры предотвратили дальнейшие боевые действия и жертвы среди населения и военизированных формирований сторон. Российское присутствие в регионе оказывает стабилизирующее влияние на обстановку и политические процессы. Отказ Российской Федерации продолжать миротворческую деятельность может снизить политическое влияние на регион и негативно повлиять на обеспечение ее национальной безопасности, что, несомненно, увеличит шансы стран Запада урегулировать конфликт своими методами и ускорит полную ориентацию политики и экономики Молдавии на Европейский Союз, а также размещению военных структур блока НАТО.

Проведение миротворческой миссии в Приднестровье также затрагивает вопросы соблюдения прав и свобод соотечественников и граждан России, проживающих на территории Молдавии. Миротворческий формат создал предпосылки развития двустороннего и многостороннего сотрудничества со всеми участниками переговорного процесса, что, несомненно, является частью гуманитарной политики.

[1] Леонова О.Г. Мягкая сила – ресурс внешней политики государства // Обозреватель – Observer. 2013. № 4. С 30;

[2] Шамаров П. Периодизация международного миротворчества // Обозреватель – Observer. 2018. № 7. С 66-67;

[3] Тишков С. Новые подходы ООН к демилитаризации постконфликтных государств (часть 2). Концепции, миротворческие практики и полученные уроки. // Обозреватель – Observer. 2018. № 7. С 74;

[4] Романчук С. Миротворчество России на постсоветском пространстве: итоги и перспективы // Мировая экономика и международные отношения. 2014. № 1. С. 76;

[5] Положение о коллективных силах по поддержанию мира в СНГ // Единый реестр правовых актов и других документов Содружества Независимых Государств: http://cis.minsk.by/reestr/ru/index.html#reestr/view/text?doc=529;

[6] Соглашение о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова от 21 июля 1992г. // http://mfa-pmr.org/ru/sGv;

[7] Popeccu N., Litra L. Transnistria: A Bottom –Up Solution // European Council on Foreign Relations. London. 2012. September. P. 3-14;

[8] Растольцев С.В. Роль ЕС и ОБСЕ в разрешении затяжных конфликтов на постсоветском пространстве / Вызовы для России в меняющемся мире. Сер. «Библиотека Института мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова». 2015. С. 62-75; Загорский А.В. Миротворчество и международное управление региональной безопасностью. М.: ИМЭМОРАН, 2015. - 118 с.;

[9] Шамаров П.В., Лавренов С.Я Российское миротворчество в Приднестровье (К 25- летию со дня начала) // Обозреватель. 2017. № 10. С. 63;

[10] Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Украины о транзите через территорию Украины воинских формирований Российской Федерации, временно находящихся на территории Республики Молдова // http://www.mid.ru/foreign_policy/international_contracts/2_contract/-/storage-viewer/bilateral/page-287/47789

[11] Меморандум об основных принципах государственного устройства объединенного государства» (не подписан) // http://mfa-pmr.org/ru/KdT;

[12] Ушурелу О.В. Особенности современных российско-молдавских взаимоотношений в гуманитарной сфере // Вестник московского государственного областного университета. Серия: история и политические науки. 2017. № 4. С. 137;

Библиография. References.

Загорский А.В. Миротворчество и международное управление региональной безопасностью. М.: ИМЭМО РАН, 2015. - 118 с.

[Zagorskij A.V. Mirotvorchestvo i mezhdunarodnoe upravlenie regional'noj bezopasnost'yu. M.: IMEMO RAN, 2015. - 118 s.];

Концепцию предотвращения и урегулирования конфликтов на территории государств – участников Содружества (принято 19.01.1996г.) / URL: http://cis.minsk.by/reestr/ru/index.html#reestr/view/text?doc=536

[Koncepciyu predotvrashcheniya i uregulirovaniya konfliktov na territorii gosudarstv – uchastnikov Sodruzhestva (prinyato 19.01.1996g.) / URL: http://cis.minsk.by/reestr/ru/index.html#reestr/view/text?doc=536 ];

Меморандум об основных принципах государственного устройства объединенного государства» (не подписан) // URL: http://mfa-pmr.org/ru/KdT

[Memorandum ob osnovnyh principah gosudarstvennogo ustrojstva ob"edinennogo gosudarstva» (ne podpisan) // URL: http://mfa-pmr.org/ru/KdT ];

Растольцев С.В. Роль ЕС и ОБСЕ в разрешении затяжных конфликтов на постсоветском пространстве / Вызовы для России в меняющемся мире. Сер. «Библиотека Института мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова». 2015. С. 62-75;

[Rastol'cev S.V. Rol' ES i OBSE v razreshenii zatyazhnyh konfliktov na postsovetskom prostranstve / Vyzovy dlya Rossii v menyayushchemsya mire. Ser. «Biblioteka Instituta mirovoj ehkonomiki i mezhdunarodnyh otnoshenij imeni E.M. Primakova». 2015. S. 62-75];

Леонова О.Г. Мягкая сила – ресурс внешней политики государства // Обозреватель – Observer. 2013. № 4. С 27-40;

[Leonova O.G. Myagkaya sila – resurs vneshnej politiki gosudarstva // Obozrevatel' – Observer. 2013. № 4. S. 27-40;]

Романчук С. Миротворчество России на постсоветском пространстве: итоги и перспективы // Мировая экономика и международные отношения. 2014. № 1. С. 72-79;

[Romanchuk S. Mirotvorchestvo Rossii na postsovetskom prostranstve: itogi i perspektivy // Mirovaya ehkonomika i mezhdunarodnye otnosheniya. 2014. № 1. S. 72-79];

Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Украины о транзите через территорию Украины воинских формирований Российской Федерации, временно находящихся на территории Республики Молдова // URL: http://www.mid.ru/foreign_policy/international_contracts/2_contract/-/storage-viewer/bilateral/page-287/47789

[Soglashenie mezhdu Pravitel'stvom Rossijskoj Federacii i Pravitel'stvom Ukrainy o tranzite cherez territoriyu Ukrainy voinskih formirovanij Rossijskoj Federacii, vremenno nahodyashchihsya na territorii Respubliki Moldova // URL: http://www.mid.ru/foreign_policy/international_contracts/2_contract/-/storage-viewer/bilateral/page-287/47789 ];

Соглашение о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова от 21 июля 1992г. // URL: http://mfa-pmr.org/ru/sGv

[Soglashenie o principah mirnogo uregulirovaniya vooruzhennogo konflikta v Pridnestrovskom regione Respubliki Moldova ot 21 iyulya 1992 g. // URL: http://mfa-pmr.org/ru/sGv ];

Тишков С. Новые подходы ООН к демилитаризации постконфликтных государств (часть 2). Концепции, миротворческие практики и полученные уроки. // Обозреватель – Observer. 2018. № 7. С 73- 83;

[Tishkov S. Novye podkhody OON k demilitarizatsii postkonfliktnykh gosudarstv (chast' 2). Kontseptsii, mirotvorcheskie praktiki i poluchennye uroki. // Obozrevatel' – Observer. 2018. № 7. S 73- 83];

Ушурелу О.В. Особенности современных российско-молдавских взаимоотношений в гуманитарной сфере // Вестник московского государственного областного университета. Серия: история и политические науки. 2017. № 4. С. 132-142;

[Ushurelu O.V. Osobennosti sovremennykh rossijsko-moldavskikh vzaimootnoshenij v gumanitarnoj sfere // Vestnik moskovskogo gosudarstvennogo oblastnogo universiteta. Seriya: istoriya i politicheskie nauki. 2017. № 4. S. 132-142];

Шамаров П.В., Лавренов С.Я. Российское миротворчество в Приднестровье (К 25- летию со дня начала) // Обозреватель – Observer. 2017. № 10. С. 58-71

[Shamarov P.V., Lavrenov S.YA. Rossijskoe mirotvorchestvo v Pridnestrov'e (K 25- letiyu so dnya nachala) // Obozrevatel' – Observer . 2017. № 10. S. 58-71];

Шамаров П. Периодизация международного миротворчества // Обозреватель – Observer. 2018. № 7. С 62- 72;

[SHamarov P. Periodizatsiya mezhdunarodnogo mirotvorchestva // Obozrevatel' – Observer. 2018. № 7. S 62- 72];

Popeccu N., Litra L. Transnistria: A Bottom –Up Solution // European Council on Foreign Relations. London. 2012. September. P. 3-14.

Ушурелу О.В. Гуманитарное миротворчество России на постсоветском пространстве (на примере Молдавии) // Обозреватель. 2018. No 9 (344). С. 104-115.

25 августа 2018г.

Вернуться назад









Рейтинг.Сопка.Net
Copyright © 2000-2011 ARCG
 
Developed by Сопка.NET
Хостинг RU-CENTER на www.nic.ru